крымский ниндзя crimean-ninja

О каком историческом времени идёт речь?

Время

Ниже я привожу несколько цитат из одного романа. Многие, конечно, сразу же узнают, что это за произведение. Но, а для тех, кто не узнает – ответ я приведу ниже.

Но вопрос мой в другом. Подумайте, а какой же год, какой исторический промежуток описывается в этих строках?

"В последнее десятилетие с невероятной быстротой создавались грандиозные предприятия. Возникали, как из воздуха, миллионные состояния. Из хрусталя и цемента строились банки, мюзик-холлы, скетинги, великолепные кабаки, где люди оглушались музыкой, отражением зеркал, полуобнаженными женщинами, светом, шампанским. Спешно открывались игорные клубы, дома свиданий, театры, кинематографы, лунные парки.

В городе была эпидемия самоубийств. Залы суда наполнялись толпами истерических женщин, жадно внимающих кровавым и возбуждающим процессам. Все было доступно – роскошь и женщины. Разврат проникал всюду…

То было время, когда любовь, чувства добрые и здоровые считались пошлостью и пережитком; никто не любил, но все жаждали и, как отравленные, припадали ко всему острому, раздирающему внутренности. Девушки скрывали свою невинность, супруги - верность. Разрушение считалось хорошим вкусом, неврастения - признаком утонченности. Этому учили модные писатели, возникавшие в один сезон из небытия. Люди выдумывали себе пороки и извращения, лишь бы не прослыть пресными."


[посмотреть ОТВЕТ]
"Таков был Петербург в 1914 году. Замученный бессонными ночами, оглушающий тоску свою вином, золотом, безлюбой любовью, надрывающими и бессильно-чувственными звуками танго - предсмертного гимна, - он жил словно в ожидании рокового и страшного дня. И тому были предвозвестники – новое и непонятное лезло изо всех щелей."

Алексей Николаевич Толстой

Это строки из романа Алексея Николаевича Толстого «Хождение по мукам».
И, как вы увидели, речь идёт о Петербурге 1914 года.

Прошло сто лет с момента описанных событий. Мне одному кажется, что картина и тогда – в 1914, и сегодня – в 2015… картина одна и та же!? Но, если тогда это говорилось о Петербурге, то сегодня подобное можно сказать… ну, вы поняли.

Другие заметки по произведению "Хождение по мукам" ищи здесь: ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ



А вот однофамилец автора описывает то же историческое время:
"Народ голодает, и мы, высшие классы, очень озабочены этим и хотим помочь этому. И для этого мы заседаем, собираем комитеты, собираем деньги, покупаем хлеб и распределяем его народу.
Да отчего он и голоден? Неужели так трудно понять это? Неужели нужно или клеветать на него, как бессовестно делают одни, говоря, что народ беден оттого, что он ленив и пьяница; или обманывать самого себя, как делают другие, говоря, что народ беден только оттого, что мы не успели еще передать ему всей мудрости нашей культуры, а что мы, вот, с завтрашнего дня начнем, не утаивая ничего, передавать ему всю эту нашу мудрость, и тогда уж он перестанет быть беден; и потому нам нечего стыдиться того, что мы теперь живем на его шее,— все это для его блага?
Нам, русским, это должно быть особенно понятно. Могут не видеть этого промышленные, торговые народы, кормящиеся колониями, как англичане. Благосостояние богатых классов таких народов не находится в прямой зависимости от положения их рабочих. Но наша связь с народом так непосредственна, так очевидно то, что наше богатство обусловливается его бедностью, или его бедность нашим богатством, что нам нельзя не видеть, отчего он беден и голоден. А зная, отчего он голоден, нам очень легко найти средство насытить его.
Средство одно: не объедать его.
Неужели надо искать эти midi à quatorze heures, когда так все ясно и просто, особенно ясно и просто для самого народа, на шее которого мы сидим и едем? Ведь это детям можно воображать, что не лошадь их везет, а они сами едут посредством махания кнута, но нам-то, взрослым, можно, казалось бы, понять, откуда голод народа.
Народ голоден оттого, что мы слишком сыты".
Поскольку "Хождение по мукам" я читал, то не угадывал, а с первого взгляда узнал знакомые строки.
По-моему, сегодня этот роман просто обязателен для прочтения всеми, кто хочет разобраться во дне сегодняшнем. Например, книга вторая, "1918 год" - почти один к одному повторяется сегодня в Донбассе - там же, где происходили события, описанные в романе.